понедельник, 7 ноября 2016 г.

Дух неба


      Таежник двигался вверх вдоль берега ручья, к левому краю языка ледника, где рядом с небольшим озером была ровная щебневая площадка. Он спешил коротким путем добраться из долины реки в северную часть хребта, к вершине Величественной горы у «Жилища духа», где на каменные плиты снисходит с неба владыка духов. Со стороны озера со скалой на берегу, виднелась широкая седловина перевала, весь цирк ледника, ущелье и с лавинными выносами стена пика вершины. Перевальный крутой взлет таежник прошел правее седловины по петляющей тропе, обходящей скальные выступы. Поднялся по каменной осыпи на седловину, пройдя по гребню, достиг вершины и осмотрелся. Каменные плиты спали, в небо, воткнув верхушку. Как привидение были камни окутаны целующим туманом, при порывах ветра, обнажая грани. В чудесный момент с «Жилища духа», спадал туман, и они открылись во всей своей красоте и величии.

      - В знамениях неба силу почитаю, - спросил таежник. – Истину, скажи, чтоб с радостью кочевать я мог?

      - В своем сердце дай жилище духу, - изрек Дух неба. - Вглядываясь в мир своего сердца, твори.

      Вдыхая мощь небес и гор, таежник понял, что скоро что-то начнется. Смотрел в горизонт между мирами горной и небесной тундры. Тучи перемешивались с залитыми солнцем просветами. В этих просветах орлица учила летать молодого птенца. Обнимала и поддерживала, расправляла крылья к свежему ветру. Исправляла ошибки, внушала премудрости и как в первом полёте опираться на воздушные потоки. Пела о счастье. Таежника восхитили эти создания, никогда они не давали подойти к себе так близко. Казалось бы, совсем не замечая человека, птицы кружили низко, оглашая воздух пронзительными криками. Полет филина за орлами заставил таежника удивиться. Не слышно, полутораметровые крылья огромного филина разрезали воздух. Филин летел плавно, внимательно вглядывался в добычу, делал несколько взмахов крыльями, а затем парил по ветру, как бы отдыхая. Филин охотился на орлов в полете. Быстро догнал молодого орла и ударил. Птенец потерял плавность полета и начал падать. Орлица подхватила когтями сорвавшегося птенца и отважно его защищала, но филин был силен и напорист. Орлице пришлось пойти на отчаянный шаг, отпустить орленка и вцепится клювом и когтями в не прошеного гостя. Обнявшись, ни полетели в низ. Орленок потерял их из виду, снижался и упал на огромное гнездо «Жилища духа». Он поднялся, валился, пытался разбежаться и взлететь, но горной тундре не было, ни конца, ни края. Он очень надеялся, что мама победила. Напрасно звал орлицу. Криков орлиных слышно не было. Очень сильно болело крыло. Духу неба стало холодно в вышине. Туман усилился, видимость упала. Внезапно налетел сильный порыв ветра. Дух неба заплакал дождем. Слезинки замерзали и кружили снежной метелью. Горную тундру засыпало пеленой снежных хлопьев. На камнях, таежник увидел орленка при падении повредившего крыло. Орленок, терпя боль, попытался взлететь, но лежал на каменных плитах, сжав до судороги клюв.
- Птенчик орла замерзнет, – подумал таежник. - Может поскорее уйти или подлечить и отправить летать обратно в небо?

      Орленок, распластав свои крылья, страдал, от боли и переохлаждения. Он трепетал и пронзительно кричал, подзывая мать. Взрослые птицы в снегопаде не кружили вокруг и не кричали. Взял орленка на руки, осмотрел. В руках был птенец-слеток. Орленок почти полностью оперился, но летал пока еще плохо. Виднелись открытые повреждения. Таежник чувствовал, что суровый филин не прекратил охоту и нагонял страх. Его очень трудно было заметить в опускающихся сумерках, и он подлетел бесшумно и неожиданно с неба. Таежник от филина собой прикрывал орленка. Очень большая птица с большим размахом крыльев, изогнутыми и острыми, как ножи когтями глубоко впилась в руку таежника. Таежник не потерял способность к сопротивлению и камнем сбросил с себя хищного зверя. Прижав орленка к груди руками, грел теплом собственного тела, и кормил его мелкими кусочками мяса. Таежник взялся за то, о чем не имел ни малейшего представления. Лечить гордую птицу не просто, но не простил бы себе, если оставил ее замерзать одну. Старался идти очень осторожно. Молча сделав крюк по скользким камням, спустился к краю скалы. У кедра с ветками и сучьями способными гореть, под навесом скалы нашел сухой участок для разведения костра. Решил остаться здесь на ночевку. Шансы на выживание орленка в руках таежника увеличились. Орленок попытался встать на ноги, но сваливался. Таежник соорудил ему теплое гнездо. Вправил крыло и ногу орленку, помазал кедровой смолой, напоил отваром трав. Перевязал и свои раны. Чувство времени начало теряться. Таежник и орленок погрузились в сон.

      - По таежным преданиям, встреча с филином наяву не принесла ничего благоприятного, но что означало его появление во сне? – думал с содроганием таежник. - К чему снился крылатый зверь белого цвета?

      В плену нахлынувшего сна, скупой на слова филин издавал внезапные глухие звуки, пугающе резко и громко ухал. Его глаза ужасно горели на фоне черного неба. Он страшил и преследовал вздрагивающего хозяина сна. Наяву проявил бы таежник мудрость и проницательность в сложной ситуации. Устраняя ее, тщательно обдумал свои действия и старался увидеть то, что не могут заметить другие. Осторожный сновидец убегал от филина и чувствовал страх нападения на орленка.

      - Что если не удастся вылечить орленка, и вернуть ее в природу, – беспокоили таежника разъедающие изнутри мысли. - Сможет он летать, либо нет?

      Необходимо, вернуть птенца орлице, что бы он знал все, что нужно для жизни в горах. Долго пожив с человеком не сумеет добывать себе корм и опасаться врагов. Хозяин сна решил не приручать орленка, не кормить с рук. Орленок во сне, вел себя, как человек, разговаривал, предупреждал о том, что сновидец наяву получит. Что спящий таежник узнает какую-то тайну, которая его удивит.

      Проснувшись утром, таежник заметил, что под навесом скалы достаточно темно, вход присыпало снегом. Не отчаиваясь и поддаваясь панике, он вылез из убежища и убедился, что снегопад немного поутих. Кричали птицы – орлы, кружили над скалой, принесли зайца орленку кушать и скрылись. Таежник вернулся обратно. День прошел. А ночью появились такие звезды, каких таежник ни разу в жизни не видывал. От полноты чувств забилось сердце и зажигалось огнём и таяло в счастливом мираже. Выздоравливал орленок, ел то, что старшие приносили, летать таежник его потихоньку учил, и крыло заживало. Дрожа, сгорая, просто веря и подымаясь вздохом в небо, тонул в ветре. Сердце билось всё сильней, познав пленительный восторг, бушующих страстей, похожие на сказки. Духи чувствами играли. На волю птенца тянуло. Таежник ощутил родство душ, они были, как половинки одного целого. Ближе не было под небесной и горной тундрой никого. Таежник, лишь дополнял поток общих желаний. Он мог ошибиться, но сердце не ошибалось никогда. Тепло чувств не покидало сердце. Дух жил в сердце и давал силы думать хорошее, ведь мысли в горной тундре материальны.

      - Мы дети гор и неба? - вопросил таежник. - Мы неразрывно спаяны с тобой?

      - Это наш родимый дом от края и до края, - ответил Дух неба. - Чувствуем себя мы слитыми в одном.

      Утром сквозь тучи прорвался луч восходившего солнца, золотым светом освещая небеса и давая начало новому дню. В небе птицы метались и шумели. Смелый таежник, нес окрепшего птенца, подымаясь практически прямо на гору, сначала по голому льду, а затем по снегу лавиноопасного склона перевала. У «Жилища духа», где нашел молодую птицу и посадил ее на каменные плиты. Орленок не взлетал в ожидании ветра. Сидел, вертел головой, осматривался. Орлы в воздухе зависли. На мгновение тихо стало. Орлы снова закружили вокруг. Растерявшийся, таежник стоял посреди горной тундры, а над ним, низко-низко пролетали орлы.

      - Дух неба - источник силы, прими любовь наших сердец, - произнес таежник. - Пусть взлетит на крыльях в небо, эта юная благородная птица.

      Орлица храбро выставила клюв и когти, пролетела над головой таежника. Он быстро удалялся от этого места. Орлы кружили все ниже-ниже. Вдруг орлица запела песню-крик. Встрепенулся возмужавший орленок, смахнув с перьев льдинки. Крылья расправил, сделал шаг и взлетел, устремляясь неудержимо в небеса над глубоким ущельем к солнцу, и счастью. Небесные птицы без страха и боязни зажили своей собственной счастливой вольной жизнью.

      Русин Сергей

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий