воскресенье, 18 марта 2018 г.

Солнечное гнездовье


      В горах Восточных Саян сохранилось еще немало тайн и загадок, и каждое путешествие туда позволяет открыть что-то новое. Странствуя среди удивительных силуэтов гор, холодного дыхания ледников, осыпей качающихся камней, снежников готовых сорваться с вершин, бесконечных кедрачей, бурных рек со вкусом чистейшей воды, легко наткнуться на прекрасное творение человеческих рук. Сотворённое первопроходцами Саянских просторов неизвестное сооружение, с необычными очертаниями составленные из камней, на суровом высокогорном хребте, увенчанном снежным пиком горы и перевалом, на самом ветряном месте с важными астрологическими показателями ошеломляюще необычно. Где небом кончались горы, восхитительная постройка могла неожиданно стать паломничеством, уходящим историческими корнями в глубины древнекаменных веков.

      У ледника, покрывающего склон на соединительной линии между вершиной и перевалом, чудом сохранился лучезарный керексур. Космический вид полусферической насыпи из камней, от которых разбегались в разные стороны каменные тропинки, упирающиеся в каменную оградку, внешне напоминал облик светила и был завораживающе прекрасен. Центральное место солярного комплекса занимал крупный камень с рисунком парящего Небесного огненного оленя. Позолоченный летающий олень очень напоминал на освещённой солнечным светом поверхности о спасении матерью оленихой дитя человека. Под свист вьюг и бездушных стрел делил дитя человека с белым оленёнком молоко.

      - Пусть знает и помнит добро, - мать – олениха просила солнце. - Пусть вырастит смелым, оленям защита.

      Дитя человека стал кочевать по вершинам гор со стадом оленей, соединяя мечты, дотронутся до ласкового солнца рукой. Его родительницей стала мать - олениха, а жизнью лук с острыми стрелами. Ему нравилось странствовать в стране оленей, испытывать все возможные приключения, узнавать что-то новое и радоваться всем сердцем вместе с оленятами. Благодарный юный сказитель, на месте своего спасения из камней соорудил гнездо и нарисовал картину этой таёжной легенды в безмолвии белоснежных вершин. Около этого места никогда не собирал ягод, грибов и не добывал ни зверя, ни птицы.

      Рассматривая сотворенное сооружение с высоты вершины горы, проявлялся узор дневного светила, превращая это место в своеобразное жилище солнца. Наблюдая при рассвете и закате, в положение светила у вершин горных хребтов, видно, что всё выстроено по каким-то волшебным и необычным правилам. В мареве лучей в сооружении усматривалось гнездо солнца. В эти гнезда уставшее светило падало и в прохладе и темноте укрывалось, отдыхая, утро, ожидая, чтобы окрылённое над горным миром возродиться. Гнездо на склоне горы много веков назад хранил и берёг древний, неведомый кочевой народ оленеводов - охотников и оно по поверьям символизировало собой мать – олениху в солнечном круге.

      Провидение подсказывало, что камни могли быть декорациями необычных торжеств или парадов и связанными с ними мифами и обычаями. У оленеводов-кочевников нет традиционных праздников, но есть дни большой радости. В далёкие времена каждый год весной кочевники проводили таёжные карнавалы и гулянья. Веселились и ликовали в день прилёта чёрного гуся, в день духов принимающих форму оленя и солнца, а поверив в чудеса, хвалили аромат цветения багульника и поток талой воды. Первые праздники благодарности матери – оленихи возникали на заре человечества, как праздники возрождения крыльев из камня, пламя из пепла, тепла изо льда. За труд и усердие в восторге кочевники ликовали по поводу пробуждения солнечных духов для новой жизни и обновления всего живого.

      Северные олени кормили, одевали, и жить помогали. Мать – олениха всегда была главная радость таёжных жителей. В честь рождения маленьких оленят в стаде устраивали особые дни большой радости. Если в стаде первый олененок появляется на свет беленький как снег, этот день отмечали с эйфорией важного торжества. Хранили обет, данный предкам, ложились и просыпались с именем матери - оленихи, а в особые дни повязывали специальные ленточки из цветной материи . Её и детеныша натирали солью и порошили золотой пыльцой. Своим рождением оленёнок пробуждал от забытья природу, поднимал её величие, красоту и чувства. Кажется, оленёнок приносил саму жизнь. В окружении тающего льда и снега, он смотрел в небеса, такие темно синее, как его глаза и видел впервые, как солнышко искрилось. Наверное, поэтому издали времен таёжные люди считали оленёнка сыном солнца и покровителем оленеводов - охотников и посвящали ему специальные гулянья.

      Оленёнок впервые вставал на худенькие, подгибающиеся и дрожащие ножки и робко делал первый шаг. Покачиваясь, стоял не познавший гнезда оленёнок на ножках в первые минуты своей жизни, но очень хорошо ориентировался на местности. Необузданная любознательность не давала ему покоя, он подолгу не оставался на одном месте, а умело шёл навстречу солнечным лучам и выбирал торжественное гнездо солнца, где в далёкие времена матерь - олениха спасла дитя человека. Долгожданный первенец весны медленно заходил в церемонию у чтимых камней и встал мордочкой к солнцу. Идя по его следу, таёжники напевали всевозможные небылицы, что может быть, он лёг на горную тундру крошечным кусочком солнца или прилетел на небесных крыльях в образе сна, бесшумно и незаметно подкрадывающегося к оленьему стаду и таёжным людям.

      Каждый таёжный оленевод одевался в оленью шкуру и подходил, покормил мать – олениху любимым лакомством и использовал молоко матери – оленихи в пищу оленёнку и для кормления Солнца. В ожидании необыкновенного, не похожего на все то, что они привыкли видеть зимой, в гнезде солнца, на плитах каменных лучей, выкладывали соль и молоко, подносили к ценимому камню. Первым кормить солнечного оленёнка с трепетным страхом и волнением приходилось самому уважаемому старейшине. В любви, надежде, мечтах и тревогах держал оленёнка - младенца на своих руках. Оленёнок доверчиво и смело смотрел в его глаза. Под удары тотемного сердцебиения, гул Солнечного бубна и славы клич старейшина, преклонив свои колени, c сердцем окрылённым подносил соль и молоко оленёнку и солнцу, спускающемуся с неба. Проделав путь свой от востока светило падало в солнечное гнездовье, но свет не гас. В гнезде солнца не было тесно, оно в гнезде озорного оленёнка обнимало. Оленёнок от счастья светился и освещал камни. От этой радости старейшина вволю при людно плакать не стыдился.

      По таёжным преданиям весна приходила тогда, когда рождался белый оленёнок - дитя тёплого солнца и доброй матери – оленихи. Он вступал в борьбу со свирепым лунным медведем зимы, предком-родственником. Огромный медведь зимы, со страшными кривыми когтями и обнажёнными в свирепом оскале клыками, шкура из снега и льда блестела темно-синими оттенками, глаза дико таращились. В полупрозрачную тьму тяжелую из ноздрей медведя вырывалось ледяное дыхание. За оленёнка отважно вступилась мать - олениха. Она бросалась на медведя, ударяя его передними копытами. Отпугивала хищника от своего малыша и успевала напоить его молоком. Тёплое молоко придавало силы оленёнку, и золотая шерсть его прямыми лучами пронзала холод. От этих тёплых лучей таял лёд лунного медведя. Медведь отступал за заморозки ледника, и небо и тундру согревал долгожданный разливающиеся тепло солнца.

      - Пусть обойдут тебя стороной медведи, волки, рыси, – произносили оленеводы – охотники. - Минуют тебя многоснежные и лютые зимы. Пусть птички, предупреждают тебя об опасности.

      Кочевые оленеводы верили, что прикосновение к новорождённому белому оленёнку и покормить его солью в этот день привлечёт удачу и избавит от несчастий. Таёжные оленеводы по очереди ухаживали и одаривали солью оленёнка.

      - Солнечному оленёнку весеннему мы рады. Солнце олень свети, - приговаривал старейшина, ощущая свет и тепло. - Согрей Дух моего народа. Дай нам оленят, сколько рогов в стаде.

      С детства вскормленные оленьим молоком оленеводы – охотники праздновали рождение белого оленёнка несколько дней кряду. По ночам они не спали. Бежали на любой шорох или малейший крик, от невзгод укрывая небесное дитя, страдающее без солнца. В упорной борьбе за свое существование поддерживали таёжное оленеводство в горах и торжественно сохраняли обычай у камней с рисунками Духа покровителя матери – оленихи с ветвистыми рогами и солярными знаками.

      Вокруг каменных лучей располагалась оградка, выложенная в виде круга из камней, а за ней находилось стадо оленей с новорождёнными оленятами. С первыми лучами солнца они глаза немного щурили, наслаждаясь вдоволь чистой красотой. Рядом с ними оленеводы легко и спокойно верили, что превращались кусочки солнца в маленьких оленят, а большие олени в солнце с лучами. Овладевшие огнем и разнообразными способами охоты на хищных зверей в благодарность покровителю у чтимых камней кочевники оставляли, самые дорогие заострённые наконечники из самородков, оленьи рога с солнечными орнаментами и ленточки блестящие золотом.

      Вслед за ветром в восходящее солнце кочевали люди с оленями счастьем захлёбываясь. Самозабвенно достраивали и украшали любимые камни, когда небо опускалось на скалы и в периоды длительного ухудшения климата перерастающего в оледенение, при миграции диких животных в поисках пастбищ и при одомашнивании северных оленей. По законам природы, вокруг желанных камней время текло, менялась природа вокруг. На рубеже десятого века до нашей эры кочевые оленеводы – охотники освоили горные территории, создали единую таёжную оленеводческую культуру и сложили новые предания в Саянских горах. Таёжные люди шагнули в новую цивилизованную эпоху, приручив местного северного оленя для промысловой охоты на пушного зверя. Они преодолели продовольственный кризис, оставили потомкам свои памятники и настоящие дни большой радости с веселеем, хорошим настроением, неподдельным интересом к происходящему и ещё много всяких позитивных эмоций. Благодаря этому путешествия в таких неизменных и нетронутых местах не только занимательные, но ещё и весёлые занятие.

      Просыпаясь при первых лучах восходящего солнца с вершины горы в загадочном керексуре можно увидеть сверкающую драгоценной позолотой мать – олениху соединенную в одном дыхании с белым олененком, наполненным будущей жизнью. В переводе с древнего языка слово «керексур» значит «солнечное гнездовье». Медленно и аккуратно тысячелетиями вблизи вершины почитаемой горы, солнечное гнездо вили кочевники, как будто не жаждая земных богатств, искали в небесах приют. Видеть сегодня не разграбленные и не перемещённые на другие места ещё в древности каменные сооружения культурного наследия ранних кочевых оленеводов - охотников, своими глазами можете и вы. Собираетесь на отдых и отправляйтесь в познавательное путешествие по горным хребтам древним как мироздание и не забудьте обернуться на оленей, вслед кочующих за солнцем.

      Русин Сергей Николаевич

      Книга "Ленточки странствий"

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий