среда, 22 июня 2016 г.

День памяти и скорби


      Родилась Ольга Андреевна Мезенцева в 1938 году, в Курской области, Корочанский район, хутор Великая Балка, рядом с Прохоровкой. В июле 1941года принял присягу, получил обмундирование и ушел на фронт Андрей Степанович Стрельцов отец Оли. С августа 1941, через хутор протянутся траншеи фронта, а в 1943 по этим местам пройдут тяжелые страшные бои Огненной дуги Курской битвы и Оля, будет свидетелем танковых боев, сжигающих машины, орудия и человеческие жизни. Для них история войны предстанет в совершенно неожиданном свете.

      - Танки отчаянно ползли днем и ночью в это пекло. Вокруг все горело, - вспоминает Ольга Андреевна. - Страшно дымилась земля, плавилась броня. Мы, в погребе крепко обнявшись, тихо лежали, вдыхая гарь от сожженной техники.

      Испытание огнем и железом продолжалось, казалось, бесконечное количество дней - с 5 июля по 5 августа 1943 года. Наступающая бронетанковая лавина была отброшена контрударом, но испытание железом не закончилось. Обозленные отчаянным сопротивлением красной армии, нацисты, тех, кто остался жив, беззащитных женщин и детей вытащили из погребов и погнали в плен. Обгоревший хутор опустел. Оккупанты, пытаясь сохранить танковую группировку и не подвергаться атакам с воздуха, погнали местных жителей страдающих от голода и ран, получивших контузии стариков, детей и женщин рядом с отступающими стальными машинами и под их прикрытием отходили без потерь. Маленькую белокурую и голубоглазую девочку Олю Стрельцову забрал офицер, снял с брони ревущего тигра и посадил рядом с собой в легковую машину и поехал. Мать Ольги была контужена, оглушена, морально подавлена, но побежала за машиной. Она кричала и плакала.

      - Пан офицер отдай родное дитя, - кричала в слезах мама Ольги под свист пуль и грохот танков.

      Мама бежала за машиной весь день, в полном изнеможении громко кричала. Девочка рыдала.

      - Да как же я буду жить без родной Оли! – под звуки танковых гусениц, в шоке голосила мама.

      Не один танкист из танкового корпуса СС, не помешал матери бежать за уезжающей машиной с ее дочкой.

      И только вечером у окраины города Белгорода, оккупант, увидел, что бабушка весь день бежала за машиной и стерла подошвы ног до костей. Сжалился и отдал ребенка матери. Танковая колонна стальных машин с лязгом и скрежетом ушла на перегруппировку своих сил. У мамы и детей кровь запеклась, раны покрылись плотной коричневой коркой с налипшей грязью и их бросили на пыльной дороге, вдоль которой свистели пули пулеметных очередей. Они не в состоянии были передвигаться.

      Вскоре, тихо, не разговаривая, подошли наши солдаты. Добрый санинструктор, юная девочка – фронтовичка, недоучившийся студент-медик из Москвы, осмотрела раны, промыла и забинтовала.

      - Оля, поешь, - негромко позвала юная санинструктор.

      Санинструктор добровольцем служила на передовой, спасая раненых и отдавая свою кровь бойцам. Чудесная девушка, с доброй душой накормила детей и мать своим сухим солдатским пайком из вещевого мешка. Правда, мама, больше кушала солдатскую диковинку глазами. Но хозяюшка, угостила детей выданными в пайке маленькими кусочками сахара с чёрным хлебом. Порадовала ребенка и себя. Подарила улыбку и вторую жизнь. Милосердная и жалостливая рядовой медицинской службы, ценой собственной жизни оказывала помощь и бойцам и гражданским.

      Командир группы, что осталась от истребительного батальона, предупредил, что скоро здесь будет контратака, а залёгшие под огнём тяжелой артиллерии бойцы начали рыть траншеи. Отважная девушка не оставила в беде маму и детей, а быстро вынесла на себе их в укрытие.

      - Тащила нас раненых на себе, волоча за собой, где только силы брались! – повторяла особенно чувствительная к любым проявлениям доброты, мама Оли. - Все мы были измучены войной – полуголодным существованием, были бледны, худы, несмотря на все бедствия очень заботливы и внимательны друг к другу.

      Первый победный салют гремел в честь освобождения Белгорода 5 августа 1943 года 12 залпами из 124 орудий в Москве. Всю дорогу от «города первого салюта» домой до хутора Великая Балка мама тихо всхлипывала и обнимала дочь, детство которой проходило на переднем крае войны, среди грохота орудий и стонов раненых. На судьбе юной Оли, эта история сильно отразилась. Она на всю жизнь запомнила заботу и доброту санинструктора, посланницу судьбы, худенькую девочку - фронтовичку, бойкую, веселую, с широко открытыми глазами. Рядом с ней и в пороховом дыму и копоти можно было разглядеть солнечный лучик. Она давала силы смотреть в будущее. В 1952 году Оля поступает учиться в Белгородскую Транспортную Фельдшерскую Школу, посвящает свою жизнь благородной профессии, лечить людей и помогать, им сохранять здоровье. В 1954 году с отличием окончила школу и была направлена на работу фельдшером в Восточную Сибирь в железнодорожную больницу станции Нижнеудинск.

      Мезенцева (Стрельцова) Ольга Андреевна работала там, где нужен был грамотный, умный профессионал. Фельдшер подросткового кабинета поликлиники, она вела прием детей, принимала решение. Благодаря безупречной работе несколько поколений железнодорожников выросло под ее чутким присмотром. С ней советовались и ее уважали. Это совершенно солнечный человек с жизнерадостным лицом. Всегда улыбка. Всегда приветливый взгляд и дружелюбие. Человек добрейшей души Ольга Андреевна заботилась, умела выслушать и понять, могла любому подростку дать жизненный совет мудрости. Такое редко бывает, но про этого человека хорошо говорят все. Ее характер сформировался во время войны, и она сохраняла эту связь, следуя заповеди о любви к ближним, сдавала донорскую кровь, с полной отдачей исполняла долг. При этом она сохраняла скромность, крепость сил, терпение и ответственность.

      - У меня не было детства. Сразу началась война и заслонила все. Самые яркие впечатление жизни - это улыбки солдат, - сказала о себе Ольга Андреевна.

      Она знала о войне – много. Вдали от малой родины хранила Ольга Андреевна в памяти картины боев Курской битвы, освобождения, фронтовые письма и фотографии отца в Берлине и ежегодно искала возможность побывать в родном краю. Через полвека после войны вновь судьба свела ее с санинструктором - фронтовичкой в вагоне поезда Москва - Белгород.

      – Кто это? Скажите, вы, наверное, были участником Курской битвы, да? - донесся мягкий, почти сочувствующий голос.

      Эта та самая солнечная девушка, теперь - бабушка, и она рядом с Олей, она еще жива, слава богу. Когда-то, в войну, она делала такое, что многим сегодня при всем желании не повторить. За чаепитием с маленькими кусочками сахара и чёрным хлебом, долго продолжалась откровенная беседа, о жизни двух медсестер и воспоминания о труднейших фронтовых испытаниях простого человека.

      - Мы же изучали историю не в школе по книгам? Мне было всего три года, когда началась война и я увидела солдат, – подумала Ольга Андреевна. - Я поняла сегодня, что о Великой Отечественной войне знала мало!

      Пожилые медики, ветеран Великой Отечественной войны и дитя войны с улыбкой, под скрежет вагонов и стук колес, отметили День победы вместе.


      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий