пятница, 26 мая 2017 г.

Розовая заря


      По окончании учебного года в школе № 9 детям железнодорожников давали путёвки отдохнуть в пионерском лагере. Родители приводили нас к клубу имени Кашика для общего сбора. В большом зале клуба нас ожидала длинная цепочка врачей. Мы раздевались и по одному человеку, проходили медицинский осмотр у каждого врача. Меня всегда удивляло, что некоторых детей не допускали для отдыха, а оставляли подлечиться в городе. Счастливчиков рассаживали по автобусам и оправляли в путешествие за город по берегу вдоль русла реки Уда, в летний городок, окружённый лесом и горами.

      Загородное воспитательное и оздоровительное учреждение с названием «Заря» организовывалось на время школьных каникул. В пионерском лагере соблюдался определённый режим, в сочетании с физкультурой и питанием обеспечивался полноценный отдых. Нас распределяли по пионерским отрядам и самодеятельным коллективам по интересам. Вожатский состав формировался в основном из студентов педагогических институтов и учителей, увлекающих нас спортом, танцами, театром, фотографированием, интеллектуальными играми и туризмом. Нам очень нравились игры и конкурсы, массовые спортивные соревнования, костюмированные шоу и дискотеки. Я больше всего любил загорать на пляже и слушать истории по индейцев. Каждый день играли в футбол. В дождливые дни под крышей беседки мы читали стихи, песни пели и мечтали о туристических походах. Весь день мы находились на свежем воздухе. Спуски и подъёмы в лесу делали с нами чудеса. Возвращались загоревшие, немного уставшие и счастливые. Постепенно география наших походов расширилась до водопада и вершин возвышающихся над лагерем гор. Самый популярный был пеший туристский поход встречать рассвет в горах, который отлично заражал энергией.

      Когда устанавливалась хорошая погода, мы вместе с влюбленным в природу наставником и мастером спорта Мезенцевым Геннадием Михайловичем собирались в путь, вдумчиво подбирали удобную обувь, одежду и питание. Рано выходили из лагеря, наслаждаясь свежим запахом сосновой хвои. Размеренным шагом шли по горной тропе с каждым шагом всё дальше и дальше от лагеря. Понемногу набирая высоту, подымались на высокую вершину, чуть-чуть выше облаков. Вставали на стоянку на пике горы. Выбирали лучше место для отдыха от всех прелестей цивилизации. Сбрасывали наши рюкзаки и дружно строили палаточный лагерь для ночёвки на площадке с хорошим обзором горизонта и отправлялись собирать хворост для ночного костра.

      В ожидании ярких впечатлений доброжелательно провожали уходящее солнышко на ночной покой. Прятался за горизонт последний золото - изумрудный лучик, вычурно обилием красок окрашивая бледнеющее небо. Мы приветливо встречали на краю небес ясно разгоравшуюся блистательную вечернюю зарю. Сердце в её объятьях о счастье вспоминало. Ни тлея, просто нежно улыбнувшись, смеркалось печально сверкание золота. Медленно гасла прекрасная вечерняя заря. Темнел сосновый лес, воздух охладел, тускнела унылая гора. В тихий вечер час близкой молчаливой ночи наступал, даря надежду и радость ждать новую утреннюю зарю.

      - Любите просто жить, - говорил Геннадий Михайлович. - Всегда приносите счастье.

      В сказочном восторге мы быстро выбирали князя горы, управлять походным пиром и он высекал огонь, разводил костёр, готовил сытный ужин для всей компании. Прутиками, перекатывали печёный картофель в темно-пурпурных огнистых угольках. Пачкались в золе, остужали горячее лакомство в тёплых ладонях. Бутерброды и зефир в шоколаде, воздушный и нежный запивали горячим чаем. Ни взирая на утомление, улыбаясь, прислушивались, как в горах пело влюблённое эхо. Долго вместе с эхо пели песни о жизни, без фальши дополняя друг друга. Розовый огонь таинственно горел во тьме. Взлетали малиновые искры к шафрановой полярной звезде. Улетев, собирались в немеркнущие созвездия в ожидании, вместе с нами встретить нежно-палевую зарю. Мило звучали шутки, и с дымом разносились наши голоса по спящей тайге. У угасающего костра притягивались наши сердца в медленно раскрывающей прохладные объятия улетевшей куда-то чёрной ночи.

      В продолжительном холоде ночном радовало рассвета ожидание. Рассвет и зарю мы считали взаимозаменяемыми понятиями. Зарю мы встречали утреннюю или вечернюю, а рассвет мы встречали только утром. Перед восходом, горы, покрытые сосновыми кронами, оживали, потягиваясь от сна. Мы смотрели поверх всего земного, вперёд и вдаль, ожидая, вот чуть брезжит вдали чудо. Во мгле тревожной отделялся чудесный свет от тьмы, переплетаясь в причудливом узоре. Блестела лунная дорожка в чистой воде реки, петляющей среди островков. Звёзды бледнели и тихо гасли под первыми лёгкими лучами. На востоке не спеша, небо, реку и горы обнимая, робко появлялась долгожданная румяная заря. Сверкали мутно-золотые краски гор Саянских новизной. В сумерках ночных перед рассветом алела в небе полоса. Жёлтые и розовые оттенки горных вершин подчёркивали растекающийся яркий пурпур по небу. Горизонт светился в порфирном золотом лучезарном сиянии. Пылающая красно-янтарная полоса становилась всё шире. Зябкие сумерки уходили постепенно. Как сон цветной показался край багряного солнца.

      Красиво очень всходил багровый шар пламенеющего солнца. Долгожданная заря была частный случай рассвета, когда окрыляя сердца, восход солнца делал красным небо на несколько минут. Солнечные лучи, отражаясь от неба, на мгновение в золото превращали всё вокруг. Мы широко открывали глаза глядя на безумную радость земли и неба, где широта, соприкасаясь с далью, соединялись воедино. Границы между ними стирались, соединяясь во всеединство круга. Не стояло между нами преград. На миг, друг друга, дополняя, просто хотелось летать, но между нами появлялись пламенные птицы. Светом залитые стояли мы между небом и землёй. Неразлучно и неразделимый входил на крыльях лучистых обширный и чистый свет, в броню наших отогретых сердец до огненной средины. В теплоте и чувстве неземном с нежной тревогою, начинало, зарождаться, что то радостное, светлое тянувшееся к солнцу. Деревья и травы дымчато серебрились под розовыми лучами. Хрустальная росинка не ломая пунцовые крылья, загоралась янтарным огнём. Заблудившийся златой лучик поймал я в дышащие теплом ладони.

      Возвращались мы в лагерь в приподнятом настроении, рассказывали всем свои впечатления и ожидали новый поход, чтоб снова вернутся в царство чистых зорь. В нашей жизни казалось мгновенно проходили счастливые дни, но как лучшие уроки дружбы остались они в памяти. Всякий раз, встречая рассвет, исполнялась одна мечта, и я загадывал другую. Каждый год на каникулах я ездил отдыхать в пионерский лагерь «Заря» и понимал, что только в поиске обрету радость рассвета. Каждый сезон наш отважный отряд детей железнодорожников поднимался на вершину горы и всю ночь ждал рассвет и встречал новую зарю, отворяющую солнечные двери в бирюзовом небе. Каждое розовое утро мне казалось, что я знал, зачем это делал. Рассвет приходил в моё сердце тогда, когда ожидал и верил в озаряющий свет и чувствовал себя частицей мироздания.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Комментариев нет:

Отправить комментарий