пятница, 2 октября 2015 г.

Звездистый Дождь


      Среди ясного дня Солнце, растекаясь, светило свысока в зените. Жара, мление, истома, жажда и томление сжигало Тайгу Солнечным пожаром. Тайга у неба просила послать ей заблудившийся Дождь. Загадочный Дождь любви забавы ради, начался внезапно из клочка седьмого облачка. В слепом полёте Дождь нежился в струях лучистого Солнечного тепла и света. Сверкающий Дождь, плакал в рваных небесах, скучая по прошлому, на солнечных качелях потягивался, прыгал и разбивался о Таежные скалы. Капли рвали тишину Тайги. Слышала Таежная душа плачь Дождя. Чувствуя тепло слез случайного дождя.
      Звездистый Дождь, сплетением алмазных струй несмело падал при свете Солнца. Брызги его сверкали маленькими звездами и яркими каплями нежности. Ликующие лучезарные капельки, пронизанные лучами, потрясающе красиво сверкали и сияли. Блестели ярко капельки и чувствовали себя маленькими Солнцами.
      - Не печалься Тайга, я с тобой, - шептал безрассудный Дождь.
      - Ласковый Дождик. Почему же ты плачешь, все хорошо? - спросила волнуясь Тайга у Дождя.
      - Это просто слезинки от счастья, - шептал чуткий Дождь.
      - Можно влюбляться. Мне приятно слышать твой шепот, - отзывалась Тайга.
      - Капли Дождя нас умиляют, - сказало смущенное Солнце.
      - Кругом по Небу пройдешь, все изведаешь и вернешься? Я не смогу без тебя, никогда! - сказала Тайга.
      Струйки капель странного Дождя, сливались с Солнечными лучами. Веселилось Солнце просвечивая лохмотья тучи, как сон закрывало Дождю глаза. Дождь видел мечтами и хвалил Тайгу. Забавляясь, Солнце, слепило глаза Тайге, она чувствовала сердцем Дождь. Солнце светлой любовью окрашивало мир. Тайга, насквозь ощущала мелкие дождинки, осязала нежные объятия и ласковое касание на щеках, ловила ждущими губами перемешанные со слезами капельки. Замирали и слушали стук капель и глухи звуки сердец, сотрясающие души. Сердца Тайги и Дождя бились, как одно в груди. В эти мгновения Тайгу не видел Дождь. Разгоняя приятную скуку Солнце, Тайга и Дождь ласково и нежно шалили искрами мерцающих капель.
      - Мы говорим, даже без слов, - тихо сказала Тайга, лицо, искрометному Дождю подставив. - Растворяюсь без остатка в каплях слепого случая.
      Прозревающий Дождь, плескаясь с Солнцем, равнодушно и медленно уплывал на чужбину. После Дождя мимо убегали в душе Тайги пролитые слёзы Неба косыми каплями пылающей Любви.
      - До свиданья Звездистый Дождь, а точнее возвращайся желанный, если сможешь, поскорей, - шептала любящая Тайга.
      Утирала охлажденные слезы, Тайга, улыбаясь влажными губами, медленно возвращалась в себя.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Уда Саянская


      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Два Солнца


      В зимние дни поднималась бирюзовые Таежные Птицы на одну из горных вершин Тайги. Вокруг высились заснеженные пики, сверкающие в лучах ослепляющего томного солнца. Далекие скалы казались аквамариновыми. Неожиданно подул холодный ветер, небо быстро закрылось облаками, пошел мелкий снег. Пелена тумана, надвинувшаяся незаметно, закрыла Солнце.
      В морозном воздухе, насыщенном ледяными кристалликами и снежинками просматривался светлеющий круг. Ледяные кристаллики, опускаясь и поднимаясь в потоках воздуха, то подобно зеркалу отражали преломляющие падающие на них Солнечные лучи. В этой оптической игре и появлялись на небе картина со вторым Солнцем, где один светлый и второй слегка окрашенный в радужные тона круг, опоясывающий светила.
      От снега, льда и метели на потемневшем небе просвечивались, одно настоящее, а рядом с ним, не то во сне или в другой плоскости, его двойник в виде большого светлого круга. Бессильны стали лучи светил. Два Солнца в обрывках снега остывали, сгорали и тлели. Холод и темнота окутывали Тайгу. Мир Тайги превратился в камни и лед, а огня и света в нем не было. Солнце-огонь не зажигалось и оставило Тайгу в сумерках. Не цвели цветы и не пели птицы, сливаясь с болью и тоской безысходной разлуки, в забвении жестокой зимы, в испуге, что тьма останется в сердцах. На хлопьях неба остались одни осколки далеких звезд. Свет звезд мерцал во мраке дней и отражался на льдах и сверкающем снеге Тайги.
      В холодном мраке бескрайних миров, среди слепых огней, каменеющей снаружи, границы времени стирая, летели к звездам смелые Таежные Птицы. Языки пламени звезд палили кончики их крыльев, и перья окрашивались в черный цвет. Ласково Таежные Птицы брали с каждой Звезды по частице огня и дымящимися крыльями в последнем взлете летели к первому Солнцу, искру прикрепляя к искорке, разжигая большой огонь светила. Перья, обжигая в полете, устремляясь все выше и выше небесного свода, от звезды, до звезды собирая частицы огня с неподвижных звезд для Солнца.
      Долетели Таежные Птицы и до края света, где звезды были ниже всего над горами Тайги, и увидели второй остывающий круг Солнца. Для второго Солнца собирали огарки падающих с неба звезд.
      Таежное небо окрасилось перламутровым цветом, как пламя красным светило первое Солнце. Солнце ярко блистало в золотом свете сияющей славы своих лучей. Его лучи проникали всюду. В Тайге стало светло и тепло. Как прозрачный лед отражало свет второе Солнце. Второе Солнце уже не светило так тепло и ярко, как первое, но давало удивительный холодный блеск освещающий небо в ночи.
      - Пусть над Тайгой Саян всегда будет два Солнца, - сполна почувствовали тепло и с улыбкой запели Таежные Птицы и отблески льда и огня появились в их счастливых глазах.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Капелька Счастья


      В Таежной реке Чело-Монго жила сотканная из талого снега Капелька Счастья. Капелька дружила со Звездочкой Любви и пела ей хвалебные песни. Крошечная звездочка, являлась утром и вечером, на самом далеком краю небосклона и почти не светила. Среди миллиарда звезд, похожих друг на друга, Звездочка была скромная. Она мечтала стать сапфиром, такой же большой и яркой, как и другие звезды. Долго блуждала Звездочка, и никто, кроме Капельки, не обращал на нее внимания. Звездочка игриво перелетала из одной части неба в другую, а Капелька думала, что Звезда падает, загадывала желание от этого чуда.
      - Я смотрела и слушала, как поешь мне песни, - с радостью говорила Звездочка.
      - Я живу в Тайге, а мечтаю о бесконечности неба. – сказала Капелька.
      И они радовались жизни. Капелька мечтала, как она наберется храбрости, полетит к Звездочке и они вместе увидят всплеск ярких красок, волшебство Луны, красоту Солнца, нежность облаков, на которых живут другие капельки.
Однажды, капелька, отдаваясь судьбе, покинула Тайгу и на мгновение воспарила вверх.
      - Вижу прекрасный безграничный космос, света доброту, волшебную нежность, радость, тепло и улыбки! Здесь жизнь неповторима, беззаботна и легка, - сказала Капелька.
      У грустной маленькой Звездочки появилась большая надежда, что она поделится с Капелькой своим светом.
      Высоко в небе Капелька преображалась в пушистую снежинку, радугу, льдинку и в слезинку. Это превращение удивляло Звездочку.
      - Сплошной каприз. Ты прекрасна, мои глаза не обманывают меня, в спокойной чистоте чудес, - сказала Звездочка и светилась от счастья.
      Капелька дарила Звездочке счастье, а получала тепло и свет ее сердца, без которого не могла жить. Звездочка дарила Капельке любовь.
      - Ты желанна. Оставь холодную планету. Привыкай любимой быть! Забудь Тайгу, летая в небесах, - сказала Звездочка.
      - Мечтаю быть с тобой! Боюсь, вдруг допущу, обидную ошибку, нарушу я Тайги покой, - напевала мелодию Капелька.
      Ведомая теплым светом, Капелька просила звездочку блестеть под Лунным и Солнечным светом. Прилетать по утрам к Капельке, чтобы она могла и на рассвете Звездочкой любоваться. Глаза Звездочки светились, рассветным огнем восходящего Солнца. Капелька подумала: не растает ли она от этого огня.
      - Прости меня, краса, но жизнь моя Тайга! В твоих глазах растаю туманом, свет Солнца растопит меня моментально. Страдая, мы почувствуем, что-то печальное, - сказала Капелька.
      - Приятно и печально, что с тобой мы не вдвоем, - сказала Звездочка.
      - Мы не утратим веру в чудеса и истину простую. Излучая доброту, делам жизнь счастливой, - сказала капелька и росинкой упала в Тайгу.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Иркут


      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Дух снега


      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Ловец молний


      Над снеговыми кручами холодных вершин, торжественно летал Орел, среди Грома и Молний. Взмывая к небесам, смелый Орел ловил Молнию с желтым хвостом. Он старался в любви ей признаться. Орел ловко схватил и крепко держал, жаром вылепленное, озаренное тело в нежных когтях. Как Солнце подымал среди высот, огонь летучий. Пьянел Орел от счастья и небосвод колючий раздвигал. Мелькали вспышки Молний чаще в глазах Орлиных, красным ободком озарялись и резали знамением. Блистали вспышки, заливая пламенем небо. Слышались глухие раскаты Грома. Светлела темная Тайга. Твердел пронзительный огонь и золотые нити задыхались в объятиях Орла. Но Молния, блеснув огнем, разящая разлитым пламенем, ударила раскалённою стрелой сквозь когти. Молния играла тонкой вспышкой. Играла нежданною игрою, блеснула, огонь метнула, прорезав на мгновенье тьму, и сердце птице. Играла со счастьем в прятки, от вспышки до грома мгновения сокращая. Закутавшись в разлуку, кровью Молния обагрилась и с неудержимой быстротой скользнула без оглядки, в позолоту гор. Залитый лавою Орел горел звездой, мерцал в осколках искр. Трещали, рвались в клочья перья. Орлиный вопль был горячее пламени. Орел не взмахивал обугленным крылом, а сердце птицы превратилось в Солнце. Медленно падал он в серый мрак. Камни вздрогнули и поседели. Воздух стал тяжелее. Звезды прижались к бледной Луне.
      Тайга нашла опьяненную борьбой птицу на камне, закрытым кровавым покрывалом грозовых туч. Орел не мог шевельнуть обгоревшими перьями из-за страшной боли.
      - Мне известны травы, которые исцелят ожоги черного пламени на светлой душе. Не бойся, я тебя исцелю, - ласково сказала Тайга.
      Гордый Орел понял речь Тайги и позволил себя лечить. Как только Орел почувствовал, что может летать, его взгляд, вновь заблестел.
      - В твоем сердце яркие вспышки добра - они осветят тропы, ведущие к счастью, - сказал Орел.
      - С чистым сердцем можно везде кочевать счастливо, - подумала Тайга.
      Тайга сделала шаг, но тропе, и ее провожали, ленточки на камнях, бриллиант луны и Орел, поднимающийся в небо, как Молния во тьму.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария

Крылатое Сердце


      Волновалась Горная Тундра. Она жила оседло на лазурных хребтах подножия льдистой твердыни Хан-Бургута. Ещё снег не сошёл с горных вершин, а холодный воздух весеннего утра таял на ее губах, как тоненькая, прозрачная льдинка, сверкая блёстками плывущая по талой воде. Длина светового дня увеличивалась, Горная Тундра ощущала солнечный восход в груди, но в небе еще летели Тучи. Дивные Тучи, освещённые Солнцем, подобно небесным крыльям, охватили всё небо и Горную Тундру.
      - Отдохнем, посидим, - сказали Тучи. - Горная Тундра прими нас.
      - Садитесь на цветущие склоны гор, я сделаю вас Кочующими Птицами, - сказала и встрепенулась Горная Тундра.
      Обрадовались бывшие Тучи, отчуждаясь от прошлой жизни, счастливые поддались милому притяжению, в сияющих алмазных брызгах слетели на Горную Тундру и превратились в Кочующих Птиц. Воодушевленные чудесным краем, громко пели красивые песни, крыльями трепетали. Тундру начало пригревать вечно ускользающее Солнышко.
      - Солнце, когда прилетают Кочующие Птицы, мое сердце глухо стучит в груди и всегда летит наугад? А, твое Сияющее Сердце спит долгим сном и боится проснуться? – спросила Горная Тундра.
      У Горной Тундры было Крылатое Сердце. Крылья его не вмещались в груди. Как сновидение оно высоко умело летать. Горная Тундра опустила свое вздрагивающее Сердце вольно летать с Кочующими Птицами, песням учиться.
      - Не бойся! Смело лети! К свободе стремись себя не жалея! – нежно шептало Крылатому Сердцу тепло выдыхая Сияющее Сердце бьющееся в груди Солнца.
      Ожившая Горная Тундра цвела обрадовано, золотым блеском багульника. Соцветия белых звездочек покрыли склоны гор, как бы душистым снегом. Каждый день Крылатое Сердце летало ведомое Кочующими Птицами под скользящими косыми лучами Сияющего Сердца. Высоко в темном небе звенел захлебывающийся от радости птичий крик. Он возникал где-то под Солнцем и, удаляясь, замирал в заоблачной Горной Тундре. Вереница любопытных Кочующих Птиц, всё выше и выше поднималась в недостижимые Светоносные Небеса.
      - Крылатое Сердце, пронзая все миры окрест, когда вернешься назад скажи? – тоскующее шептала Горная Тундра с блестками дождинок в ресницах.
      Вместе парили Лучистое Солнце, Кочующие Птицы и Крылатое Сердце в Полёте Свободы. Их звали переливающиеся Светом картины, и они превращались в безбрежные Крылья Света. Содрогнулось Пылающее Сердце у Блестящего Солнца, раскололось, касаясь улетающими лучами, острые вершины гор. Вздрогнула в темноте от переживаний Горная Тундра и стала ждать Солнце, Кочующих Птиц и Крылатое Сердце.

      Русин Сергей Николаевич

      Моя Тофалария